Перемены: как я ушёл из рекламы и стал столяром

Сооснователь столярной мастерской #ДелайВещь о том, как преодолеть страхи и начать заниматься любимым делом.
Вы успешно подписаны на новые материалы.
Настроить параметры подписки.
Неправильный e-mail. Указать другой.
Такой E-mail уже зарегистрирован. Авторизуйтесь, если это ваш адрес или укажите другой.
Ой! Что-то пошло не так. Попробовать ещё раз.
  • Следите за нами
    в социальных сетях:
  • 26 июля 2016
В рубрике «Перемены» «Работа.ру» беседует с теми, кто вынужденно или по велению души сменил профессию: построил новую карьеру или открыл свой бизнес.
Виктор Крутелев
Столяр, со-основатель столярной мастерской #ДелайВещь
Был конец 90-х, начало 2000-х. Я учился в Московском государственном университете пищевых производств на программиста. В принципе мне было все равно на кого учиться, но мне нравились компьютеры, и я не хотел идти в армию. Мы изучали, как автоматизировать различные производственные процессы, вроде увлажнения зерна. Иногда это было увлекательно, но чаще скучно.

Курсе на третьем друг позвал меня проложить компьютерную сеть в офисе рекламного агентства. Оно только открылось, и в команде было всего четыре человека. Я настроил сервер, один компьютер, потом еще один — и в итоге остался работать у них системным администратором. Полгода я занимался железками, программами - всем, чем занимается сисадмин, но поскольку это все было на заре интернет-бизнеса, то мне вскоре представилась возможность себя проявить.

Мы сделали большой сайт с моделью города для Coca-Cola - EnjoyCity. Фактически это был «тамагочи»: человек заходил, регистрировался и получал маленького человечка — младенца. Чем больше разных дел посетитель делал на сайте, тем лучше рос его человечек. Такого в русскоязычном интернете еще не было! Но технологии были сырые, сайт постоянно глючило — работы было много. Ночи в офисе, классные люди вокруг — меня затянуло в рекламу.

Из системного администратора в организаторы мероприятий

В 2001 году компания Mars решила сделать фестиваль молодежной культуры «Snickers Урбания» для продвижения батончика. Первый фестиваль проходил в пяти городах, в Москве — в парке «Красная Пресня». Постоянно приходилось быть на подхвате и решать нестандартные задачи. Например, искать тюки с сеном — совершенно непонятно было, где его в Москве брать. К счастью, у одной из сотрудниц был дедушка, разводивший коз в Подмосковье, и у него нашлось сено.

В ночь перед первым фестивалем мы ходили по Пресненскому району и искали старые, брошеные машины, чтобы художники смогли раскрасить их граффити. Нашли на какой-то штрафной стоянке, привезли их в парк.
В какой-то момент мне показалось, что мои организаторские способности гораздо привлекательнее способностей системного администратора, и я стал организатором мероприятий.
По началу я ездил со старшими товарищами и набирался опыта. За 2-3 года я вырос от мальчика-помощника до ответственного по организации фестиваля в других городах. Кроме этого, устраивал экономические форумы, конференции, корпоративные выезды на 300-400 человек. Я стал начальником отдела, пару раз на работу даже пиджак надевал. Но мне не хотелось становиться офисным работником. У меня были дреды по пояс: «Ну какой я начальник? Я не из этих!».

Шесть лет я занимался проектом «Snikers Урбания», было классно, но в какой-то момент появилось ощущение, что я не получаю прежнего удовольствия от работы. Причины я не понимал, но каждый день мне приходилось заставлять себя идти в офис.

Годовой отпуск

В 2007 году у меня родился первый сын, и я сказал: «Ухожу из рекламы и буду с семьей». И ушел на год. Конечно, у нас были накопления. Мы провели прекрасный год, наслаждаясь тем, как растет ребенок.

Когда уходил из офиса, думал, что отдохну и вернусь. Но вернувшись и проработав полгода с людьми, которые мне очень дороги, я понял, что меня не вдохновляет больше реклама совершенно, что дело не в месте и не в людях, а что я просто не хочу этим заниматься. Моя жена Настя в какой-то момент сказала: «Это невозможно. Если тебе не нравится, то не занимайся этим. Какой смысл себя таким образом насиловать?». Сам себе я это разрешить не мог. Мне понадобилось разрешение со стороны.
«А чем я вообще хочу заниматься в жизни?» — вопрос не из простых, потому что сразу везет за собой тележечку других вопросов: «А что я умею, кроме того, что организовывать мероприятия?». Меня пугали вопросы: "Как содержать семью?" и "Не останусь ли я не у дел?".
Но на семейном совете мы решили, что здоровый климат в семье важнее. У нас были остатки сбережений. И мы рискнули.

В школе мне нравилось возиться с деревяшками: запах дерева, теплая стружка падает со станков на руки. Мне нравилось делать из мебельного щита что-то для дома, и я решил попробовать стать столяром. Так я познакомился со Славой Швайковым, мы сработались и сдружились.

В 2008 году он преподавал в колледже для детей с особенностями развития. Три дня мы провели в центре лечебной педагогики на Валдае — там была инклюзивная программа: дети с особенностями и обычные дети ходили в лес, на речку. Мы присмотрелись со Славой друг к другу, и я пошел к нему в ученики.
У настоящего столяра все пальцы должны быть целы. Поэтому мы сразу прощаемся с теми, кто приходит и говорит: «Что такого в том, чтобы выпить пивка перед работой». Это несерьезно.
Первые заработки

Переход от работы за зарплату к зарабатыванию денег самостоятельно — нелегкий процесс, особенно, если это вынужденный шаг. Когда же все происходит по зову сердца и натуры, то все не так страшно. Больше всего, конечно, волновало, как я смогу заработать денег. Первый заказ — коробку для рукоделия — мне поручила сделать одна из мам с детской площадки, где гуляла жена с сыном. Так я заработал свои первые 1500 рублей.

Потом был первый крупный заказ: одному рекламному агентству понадобилось 10 000 ящичков. Чтобы успеть в срок нужно было нанять 20 студентов и работать в две-три смены. Слава работал с ними днем, а я — ночью. Хотя этот проект был слишком экстремальным, я понял, что столяркой вполне можно зарабатывать деньги.

Благодаря сарафанному радио и блогу, где я рассказывал, как из рекламы перешел в столярку и выкладывал работы, я получал заказы. Через полтора года от начала обучения мне уже не нужно было искать самому заказы — они были всегда.

Музей и художники

В трудовой книжке у меня есть запись: с 2010 по 2014 год я работал мастером-столяром в Государственном центре современного искусства в отделе выставок и реализации проектов.

Художники, которые приходят с различными идеями, даже безумными, находят в лице моего друга Славы понимающего человека. Слава — не просто столяр, он артист, а я больше по технической части. Но вместе мы создавали инсталляции, в том числе и для премии «Инновация» (Всероссийский конкурс в области современного искусства – Rabota.ru): огромные колеса диаметром три метра с пересыпающимся песком и бутылками, которые что-то символизировали, и другие странные конструкции. Все это дало посмотреть на столярное дело по-новому.
Столярка — это не только про мебель. Это просто возможность из хорошего живого материала сделать прекрасные вещи.
Свое дело — общественная мастерская

Пока я учился и делал первые шаги в столярке, меня все время беспокоила мысль, что у нас нет общественных мастерских, куда обычные люди могут иногда приходить учиться работать руками, делать что-нибудь полезное для себя. Три года мне понадобилось для того, чтобы созреть и открыть свою.

Мы нашли помещение, поставили столы, все организовали. Но каков следующий шаг? Никто из тех, кто к нам приходит не знает, как правильно делать мастерскую, и мы не знали. Все делали методом проб и ошибок. Будут ли к нам ходить люди? Каковы ценовая политика должна быть? Что делать с техникой безопасности? Какие сотрудники должны быть на зарплате, а какие нет? Сейчас в Москве пять-шесть таких мастерских, и каждая ищет свою модель.

За год удалось ответить на большинство вопросов, многое стало понятно, но в середине года хотелось бросить и сказать: «Я больше не могу». Недавно я позволил себе отдохнуть и уйти в отпуск. Теперь готов дальше заниматься этим.

Как только одно дело начинает занимать на 100%, я перестаю получать от него удовольствие. Когда я был молод, то был категоричен: либо одно, либо другое. Теперь мне хочется совмещать и попробовать что-то новое. Меня привлекают гидропонные установки и растениеводство в домашних условиях: хочу с детьми вырастить клубнику на день рождения жены зимой.
Не бояться и делать — хорошо звучит со стороны. Но на самом деле, в первый раз — страшно. Все проходит под лозунгом: «Слабоумие и отвага».
Во второй раз (а мастерскую я считаю второй сменой деятельности), правда, еще страшнее. Но для меня важно прислушиваться к себе. Если что-то внутри зудит и не устраивает, не надо стараться это заглушить. Может, у кого-то и работает, но у меня — нет. И когда начинаешь двигаться к реализации замысла, понимаешь, что непреодолимых задач тоже нет.

Производственные компании и мастерские, куда можно пойти работать столяром

Посмотреть вакансии

Текст:
Алиса Иваницкая


  • Добавить резюме
  • Поиск вакансий
  • Каталог компаний
  • Статьи и советы
  • Вакансии
  • question_answerСлужба поддержки
12+ © Rabota.ru
Соглашение об использовании